Эх, идиоты, которые в СССР не жили ...

Эх, идиоты, не жившие в СССР или пешком под стол ходившие, а рассуждающие, как плохо жилось людям в то время! И ведь не надоело дерьмом поливать страну, о которой ничего не знают. Главный довод плохого жития - колбасы не было, бананов не было! Я во времена Сталина, конечно, не жила, а жаль, потому что читать про 4 млн. доносов сил уже нет! Наверное, пора уже мне поведать свою историю - просто и без прикрас рассказать о своём детстве, юности, о людях, подругах и друзьях, с которыми до сих пор не потерялись!
И так каждый день я буду писать о себе! А родилась я в СССР!

Продолжение следует

Откройте глаза!!! (Валерий Хатюшин) / Проза.ру

https://www.proza.ru/2009/07/18/944



Откройте глаза!!!
Валерий Хатюшин
ОТКРОЙТЕ ГЛАЗА!!!

(Май 1991 г.)

Примерно через два года после начала эпохи «перестройки», «обновления» и «нового мЫшления», наше население услышало еще одну новость от руководителя страны: «Мы строим европейский дом». Перестройки нам уже оказалось недостаточно. Отныне, перестраивая свою страну, мы по совместительству стали обязанными участвовать в СТРОИТЕЛЬСТВЕ некоего «европейского дома». Что стоит за всеми этими мудрыми фразами и определениями – большинству до сих пор так и непонятно, поэтому давайте посмотрим на них в прямом, а не в переносном смысле, ведь от нас именно этого и хотели, когда вводили в оборот такие вот эффектные, ставшие крылатыми, выражения (говоря о «нас», я подразумеваю большинство российского населения, поддавшегося, как это ни грустно, влиянию «демократического» антинародного меньшинства).

Итак, наш первый президент предложил нам участвовать в «строительстве европейского дома». Казалось бы, заманчивая перспектива. Кто же будет против его пополнения или просто нашего сближения с благополучной во всех отношениях западной цивилизацией, где так много вожделенного «импорта», недоступной многим из нас валюты, где в с ё продается и покупается? Но давайте, выключив телевизор и отложив газеты, попробуем хоть чуть-чуть поразмыслить, хоть малость раскинем мозгами и зададим вопрос (нет-нет, не президенту, а самим себе): не слишком ли узок будет этот самый «европейский дом» для огромной России, не говоря уже про весь Советский Союз? И почему вдруг этот «дом» для нас стал важнее собственного, который мы никак не начнем строить, а все только лишь «перестраиваем»? Да и что такое «европейский дом» в сравнении с великим, чуть ли не планетарным государством, занимающим одну шестую часть суши земного шара? И разве сама Россия за тысячу лет своего существования уже не построила половину этого самого «европейского дома»?

Но что проку говорить о каком-то «доме»? Ведь ясно же было давно (если не нам, беспамятным, то нашим предкам), что Россия, Русь – это целый мир, а Советский Союз – такой д о м, в котором уместится несколько Европ и в котором живут народы, по составу и количеству намного превосходящие население и состав государств всей Европы. И этот громадный, ни с чем не сравнимый мир, этот союз народов наш генсекопрезидент пожелал втиснуть, пусть и в переносном смысле, в «малометражную» коммуналку, называемую Западной Европой!.. Правда, не сразу, а поучаствовав в ее «строительстве»...

Но давайте еще разок спросим (нет-нет, не президента, а опять самих себя): отчего же собственный дом – просторный, светлый и совсем недавно такой крепкий – стал столь плох? Кто нас всех – родных и близких – между собой перессорил? Или в «европейском доме» мы станем другими, покладистыми, молчаливыми и на все готовыми?

А теперь попробую задать вопрос не себе, а президенту великой страны (если, конечно, к выходу в свет этих строк он еще останется президентом): Михаил Сергеевич, выражение «европейский дом» звучит красиво, как и «перестройка» с «новым мышлением», здесь надо отдать должное вашим референтам, но отчего бы вам, наделенному европейским мышлением, как главе исторически величайшего в мире государства не объявить на всю планету: «Мы строим Россию!» Не перекраиваем, не перелопачиваем, не перемалываем и даже не перестраиваем, а – с т р о и м великую Россию. Неужели она вам менее близка и дорога, нежели «европейский дом»? Я понимаю, что сказать так про Советский Союз вы, наверное, не решитесь, опасаясь протеста со стороны Эстонии с Молдавией или Люксембурга с Мальтой. Да, впрочем, тут вам не поверил бы и самый дремучий арабский феллах: все-таки СССР за годы перестройки развалили именно вы (сознательно или нет – это другой вопрос). Но Россию-то удержать, восстановить, обустроить, не перестраивая, еще ведь можно! И, надеюсь, что вы не станете возражать, – нужно! Так что же нам до строительства какого-то чужого «дома»? Что нам смотреть на Европу, когда сами сидим, извините, без порток, с пустым брюхом и на пепелище? А, господин президент?

Я согласен, что т у д а смотреть намного приятнее: там и валюта в швейцарских банках, и госпожа Тэтчер мило улыбается, и Гельмут Коль выражает поддержку, и Миттеран в очередной раз приглашает в личную резиденцию для теплой беседы тет-а-тет... (Кстати, о чем это вы то и дело беседуете с глазу на глаз с руководителями западных держав? Может, так совпало, но сразу после очередной вашей конфиденциальной встречи с Бушем и Шварцкопфом началась война в Персидском заливе, а вслед за переговорами «без журналистов» с Г.Колем перестала существовать ГДР и самораспустился Варшавский Договор...) А тут – куда ни глянь – черт-те что творится: все между собой воюют, реакторы и поезда взрываются, пароходы тонут, евреи, перепуганные «инцидентом в ЦДЛ», из страны бегут (хоть и яростно добиваясь при этом права на возвращение), и никто не реагирует на президентские «указы». Как тут можно что-то строить? Нет, здесь возможно только перестраивать... А строить необходимо исключительно «европейский дом». Ну что ж, был в истории грузинский царь, нареченный Строителем, будет теперь – президент-перестройщик. А Россию СТРОИТЬ после очередного «разрушения до основанья» нам, Михаил Сергеевич, придется без вас.

Пришло время поговорить и о переносном смысле рассматриваемых нами крылатых президентских словоупотреблений. Конечно, мне могут возразить интеллигентные товарищи из каких-нибудь «Аргументов и фактов»: мол, под «европейским домом» понимается не территория вовсе, а модель существования, социальная структура свободного западного общества и т.д. Мол, нельзя же так впрямую истолковывать понятные всему миру слова, это же, мол, просто невежественно.

Во-первых, тут надо обязательно сказать о том, что очень нехорошо, когда глава государства по отношению к своему народу употребляет эзопов язык, это всегда подозрительно и снижает доверие к нему. А во-вторых, я глубоко сомневаюсь в расхожем мнении, будто нас с вами, дорогие сограждане, – огромное многонациональное государство (в скором времени «союз государств») – действительно намереваются включить в эту самую «модель», основанную на самодовольном паразитировании на чужом горбу. Как бы не так! Не для того Запад столько труда и денег положил на развал дореволюционной богатейшей во всех отношениях Российской империи (сознательно пользуюсь любимым выражением «демократов»), чтобы теперь, после семидесятилетнего грабежа ее богатств и нас с вами, вдруг ни с того ни с сего подключить трехсотмиллионное население СССР к своей элитарной, красиво оформленной и рассчитанной далеко не на всех дармовой кормушке! Об этом даже смешно говорить. Хотя очень многие среди этого населения, не научившись самостоятельно мыШлить (от президентского «мышления»), все еще наивно, по-детски доверяют «демократической» болтовне еврейской прессы о западной райской жизни, к которой мы просто обязаны присоединиться. Ну да, – так и хочется сказать в ответ, – держите карман шире! А то ведь манна небесная, которой вас обещают накормить «демократы», мимо рта пролетит...

Отчего же это почти никто из простых людей не спрашивает себя: с каких таких щей Запад раскормился? Как так вышло, что страны, не обладающие в достаточном количестве (для такой изобильной и беззаботной жизни) большинством главнейших природных ресурсов: нефти, газа, угля, золота, алюминия, железа, лишенные (для переработки) лесных богатств, – отчего страны эти благоденствуют, купаются в роскоши, а люди, их населяющие, без проблем и красиво (в отличие от нас) одеваются, прекрасно и без проблем (в отличие от нас) питаются, поголовно разъезжают (не в пример нам) на дешевых элегантных автомобилях, заправленных дешевым бензином, живут в просторных, современных (не то что мы) квартирах и виллах, проводят отпуска без всяких проблем на Средиземноморском побережье? За счет чего? Или за счет кого? Где та волшебная палочка, которая бедных делает богатыми и счастливыми, а богатых и добрых – нищими, несчастными и озлобленными? В чьих она руках?

Наша страна занимает первое место в мире по добыче, заготовке и... продаже Западу газа, древесины, пушнины, рыбы... (это далеко не все). Второе место – по продаже нефти (после арабских стран). Мы самая богатая на земном шаре территория по залежам природных ископаемых. Д е с я т и л е т и я м и эти богатства бесконечным потоком текли в страны Западной и Восточной Европы, Америки, Азии. Основная доля доставалась, конечно же, Западу, так как он платил твердой валютой. Посмотрите на карту: Западная Европа невелика, все ее государства – карлики рядом с Советским Союзом, но все они платят валютой за наше национальное достояние, дарованное нам самим Богом, конечно же, не ради этой никчемной валюты. И вот из нашей поистине гигантской земли десятки лет шла чудовищная перекачка всех природных, невосполнимых ресурсов на территорию карликовой, в сравнении с нами, Западной Европы, которая, естественно, прожигала, просвистывала, проедала их столько, сколько не в силах была сама прожечь и проесть – она даже возвращала нам кое-что в переработанном виде, взамен требуя еще больших поставок сырья. Ну как тут не разжиреть? И Европа жирела. К началу сороковых годов она ожирела до того, что Гитлер, не встречая серьезного сопротивления, захватил почти весь «европейский дом» (без нашей территории) , пожирая и грабя награбленное всей Европой на Востоке (англичан спас только Ла-Манш).

И после войны Европа восстановилась гораздо быстрее и легче нас, потому что, с одной стороны, получила срочные вливания американских долларов, а с другой – нашего сырья. И опять завертелась прежняя карусель...

Наш народ гнул спину в шахтах, в рудниках, в карьерах, в тайге, врубался в вечную мерзлоту, стоял за допотопными станками, получая при этом копейки за труд. С утра до ночи люди работали в поле – за трудодни, за палочки в колхозной тетрадке. Миллионы ютились в коммуналках, строя хрущевские пятиэтажные бараки, и считалось за счастье – получить в них жалкую квартиру. А плоды этого тяжелейшего, неоплатного труда текли и текли – с каждым годом все быстрее! – в ненасытную утробу выхоленного, равнодушного и брезгливого по отношению к нам Запада. И процесс этот имеет свойство лишь увеличивать обороты.

Казалось бы, мы должны были купаться в роскоши! Ведь сколько продано за все годы нефти, газа, угля, леса, мехов, алмазов, золота!.. Где же та самая валюта, которую мы должны были получить?.. Например, в Кувейте до войны 1990–1991 годов каждому жителю страны шли отчисления на личный счет за продаваемую нефть. У нас вряд ли кто будет требовать отчислений на личный счет за почти вековое разграбление природных богатств, но все-таки очень хочется спросить, да нет, потребовать ответа у ныне живущих руководителей советского государства: так где же она, эта пресловутая валюта, ради которой всё и вся вывозится за границу? Где она?! Ведь мы только и слышим от вас одно и то же: «валюты у нас нет». Больницы не могут приобрести одноразовые шприцы – нет валюты. Заводам нужна западная технология, но нет валюты. НИИ, издательства, типографии задыхаются без компьютерной техники, но нет валюты! Так за что же мы продаем нефть? За что отдали в 1990 году 240 тонн золота? Ради чего уходят за кордон эшелоны, груженные лесом? Куда и на что идет ценная рыба, икра, лекарственные растения, ради чего истребляются северные пушные звери? К а к т а к о е у н о р м а л ь н ы х л ю д е й в о з м о ж н о? Да и нормальны ли мы, если нам не жалко ни себя, ни своей земли, ни рек, ни гор, ни лесов, ни зверей, живущих в них, ни даже собственных детей, если мы оставляем им после себя пустыню?! Ладно, жить можно и в пустыне. Но с чем? Ради чего? Кто заплатит нашим детям за это безумное истребление российской земли, ее природных кладовых, ведь они принадлежат и нашим детям тоже?*

А ларчик просто открывается. Западные монополии добросовестно выплачивают валюту за наше сырье. Но к нам в страну она напрямую не поступает, оставаясь в банках западноевропейских государств на советских счетах. Деньги, как известно, имеют свойство работать, то есть питать экономику тех стран, где они находятся в обороте, это знает каждый школьник. Так что правду говорят наши финансисты, когда жалуются на то, что валюты у нас нет. Ее у нас действительно нет. Вот поэтому мы с вами бедны, и экономика наша, ориентированная на доллар, трещит по швам.

Держать принадлежащую нам валюту в западных банках выгодно для двух сторон – для западноевропейской экономики («европейского дома») и советского руководства (сколько ее лежит на их личных счетах – еще предстоит выяснить). Европейские финансовые воротилы осуществляют за ней пристальный надзор, и лишь мизерной доле ее позволяют для виду отстегиваться в наш дырявый карман. Но и советским представителям высшей власти гораздо удобнее производить международные финансовые сделки, когда валюта находится в одном, недоступном для нашей нищенской экономики, месте и когда они распоряжаются ею по своему усмотрению, а не по «прихотям» и «желаниям» «малообразованных» работников заводов, фабрик, организаций, колхозов, больниц и т.д. Да, две стороны легко договорились между собой. Внакладе осталась лишь третья сторона – это мы с вами, население огромной евроазиатской территории...

Тем не менее новоявленные нувориши советского капитализма обещают подключить нас к «модели» функционирования «европейского дома», они обещают нас накормить крохами от пирога, испеченного из нашей муки и на нашем масле. А мы и обрадовались, мы и поверили! И мы готовы с благодарностью принимать «гуманитарную помощь» от Люксембурга, которого на карте Европы просто-напросто – нет, не видно... Какое же это счастье – нас накормит Люксембург! Поистине глупость бывает беспредельна, когда Бог лишает ума и когда вдобавок очень хочется выглядеть самыми глупыми на свете.
__________
* Но не только сырье уходит за рубеж. На страницы газет не раз просачивались факты о том, что, к примеру, только через один таможенный пункт Бреста ежедневно проходят на Запад 50 (!) железнодорожных составов, забитых холодильниками, телевизорами, мебелью, одеждой, изделиями из металла, фарфором, продовольствием и многими другими сверхдефицитными у нас товарами легкой промышленности и продуктами. И это только через один пункт одного города лишь за одни сутки! Спрашивается: сколько же готовой продукции ушло в с е г о и что мы за это получили?

Что бы там ни говорили, какие бы оправдания ни находили, но фактически мы свои природные богатства отдаем Западу з а д а р м а! Мы почти весь двадцатый век являлись р а б а м и западной «цивилизации». И до чего же грустно было видеть, как в одной из передач программы «Время» телекорреспондент с серьезным видом сетовал на то, что мы из-за отсутствия валюты в государственной казне уже не можем купить товары даже в Болгарии! Той самой Болгарии, которую вытащили из исторического небытия и вскормили собственной грудью, не требуя за это взамен н и ч е г о! Вот когда сбывается известная поговорка: ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

Да, все семьдесят последних лет наш народ работал ради западного райского благоденствия почти что бесплатно. В первые годы большевистской власти, когда в результате гражданской войны страна лежала в разрухе и ничего в ней не добывалось и не производилось, западные дельцы бессчетно вывозили из России церковные ценности, изделия из золота, серебра, бриллианты, произведения искусства (и опять же – задаром). Но даже и после этого в Европе и в Америке разразился глубочайший экономический кризис (из-за нехватки сырья и всеобщего удорожания жизни), названный «последним» (в смысле – предсмертным) кризисом капитализма и свидетельствовавший о «загнивании» этой системы. Правда, тут же был придуман нэп, чтобы и впрямь никому не загнить на корню. И Запад действительно бы загнил, если бы не сталинские ударные пятилетки, не рабский труд советских концлагерей, если бы не спасительная для капитализма эпоха коллективизации и индустриализации... После чего Запад бурно расцвел...

Нынче желтая «демократическая», а на деле – антигосударственная пресса внушает превосходство так называемого «свободного рынка» перед бывшей у нас «командно-административной» социалистической системой. Всякий раз, когда пятая «демократическая» колонна что-то усиленно вдалбливает нашему населению, стоит серьезно задуматься: почему она э т о делает, зачем ей именно э т о теперь понадобилось? Ведь при той навязанной в 1917 году России прежними социал-д е м о-к р а т а м и* социалистической системе грабить страну, казалось бы, гораздо проще: всё подчинено одной партийной «команде», всё снизу доверху заражено одной ортодоксальной идеей. Все с энтузиазмом трудятся во имя светлого будущего, названного коммунизмом, в который все хотят верить (а те, кто не верит, благоразумно молчат и трудятся еще настойчивей) . При такой системе большинство даже и не смеет спросить, куда идут результаты их бесконечной работы. Но если кто-то и спросит, то ему очень доходчиво объяснят...

Для чего же вдруг нынешним «демократам» понадобилось отменить эту для них в прошлом очень удобную «модель» эксплуатации и ограбления? Все дело в том, что во времена, унизительно названные «застоем», партийная «команда» (в средних ее звеньях), возглавлявшая производство и многие сферы жизнедеятельности страны, оказалась «беззаконно» перерожденной, то есть основная ее часть постепенно обрусела и, если можно так сказать, антидемократизировалась. Ей и вправду стали не чужды ранее лишь декларированные интересы народа и страны. Эта «команда» действительно стала налаживать нормальную работу тяжелой и легкой промышленности, сферы торговли, строительства, сельского хозяйства. Происходило даже снижение цен на некоторые товары... Население наше стало понемногу разгибаться, чувствуя себя людьми, членами нормального человеческого общества.

Система, обязанная держать нас на коленях, должная как можно дольше сохранять нас в качестве дармовой рабочей силы мирового «рынка», начала давать трещины и «функционировать» с перебоями.
__________
* Социал- или просто «демократы» во все времена и во всех странах есть не что иное, как агентура, проводники, наемные и хорошо оплачиваемые солдаты, служащие элите капиталистической системы, состоящей из узкого круга государств, в чьих руках сосредоточен весь мировой капитал. Эти государства – в основном США и Западная Европа – и составляют центр мирового «рынка». Лишь недавно к ним присоединилась крошечная Япония, где у власти встали либеральные демократы.

Демагогия о «светлом будущем» неожиданно для агентуры мирового капитала стала приобретать хоть и очень слабую, но... реальность. Это никак не входило в планы лидеров «демократических» – европейского и американского – «домов». Потребовалась срочная переделка, п е р е с т р о й к а устаревшей, забарахлившей системы, чтобы, не дай Бог, не упустить из рук рычаги управления своей главной сырьевой базой под названием СССР. Потребовалось срочно убрать самозванца Ю.Андропова и найти нового, в нужном смысле энергичного, относительно молодого члена «команды», чтобы его хватило надолго в этом нелегком деле «улучшения», «коренной перестройки» старого «строя». Такой человек быстро нашелся. И демагогия с новой силой вылилась на наши несчастные головы...

Так все-таки для чего же нас решили подключить к «рынку»? Ответ однозначен: для того, чтобы н е с к р ы в а т ь грабительской сущности западной «модели» существования по отношению к нам, чтобы убить в нас ч е л о в е ч е с к о е – то, что не сумела уничтожить «командная» система. Саму же переродившуюся, обрусевшую партийную «команду» в отместку тоже необходимо было разогнать, уничтожить, ошельмовать, списав на нее все «сталинские извращения» и преступления агентов мировой биржи. «Демократы» уже и не скрывают: «Рынок есть рынок, он жесток и не знает жалости. У нас – золото и нефть, у них – колготки и презервативы. Будем меняться. Только следует учесть, что капроновые колготки по мировым ценам дороже нефти...» – доходчиво объясняют они нам, неразумным. И мы, конечно же, соглашаемся. Как же, ведь мы хотим подключиться к «цивилизованному» обществу! И нефть рекой течет на Запад... Только колготок в магазинах все нет... «Значит, – вещают «демократы», – мы плохо работаем, ибо мы вообще – ленивые. Но если хотим жить по «мировым» образцам, надо больше продавать нефти...» Молодцы «демократы»!* Уж они-то хорошо отрабатывают!
_________
* Назвав «демократов» повсеместной агентурой мирового капитала, имеющего сионистскую сущность и окраску, – по всей видимости, уже излишне заключать это определение в кавычки. Демократия и в самом деле не имеет никакого другого смысла, кроме несвободной, неравной, небратской власти торгашества и золотого тельца (еврейского бога). Пусть они остаются теми, кем являются на самом деле. Поэтому далее употребляю это выражение без кавычек.
Разве не об этом же поведал в своих статьях А.Кузьмич, с цифрами и фактами показавший предательскую и в прямом смысле подрывную работу генсеко-президентской команды, действовавшей под диктовку координаторов мировой политики? Его работы есть прямое и конкретное д о к а з а т е л ь с т в о всему, сказанному здесь (см.: «Молодая гвардия», 1991, №№ 2, 6, 8, 9)*.

Собственно говоря, процесс нынешнего перехода к «рынку» был запланирован еще тогда, до октябрьского переворота и до внедрявшегося каленым железом «огосударствления» в с е х предприятий, в с е й земли, в с е й собственности. Ведь никто ни тогда, ни потом не скрывал, что основная цель «революции» – п е р е р а с п р е д е л е н и е национальных богатств из одних рук – в другие... Оставалось в тайне лишь одно – в ч ь и, в к а к и е руки?
_________
* После публикации этих статей А.Кузьмич (Анатолий Кузьмич Цикунов) в мае 1991 года погиб при невыясненных обстоятельствах.

В сегодняшнюю – завершающую – стадию той «революции» ответ на этот вопрос окончательно прояснился. С помощью так называемой «рабоче-крестьянской диктатуры» в с я собственность была изъята у истинных, законных ее хозяев, ставшая поначалу «государственной», то есть – ничьей, что явилось лишь промежуточным циклом перераспределения. Затем эту собственность из «ничьей» необходимо было, всячески раскритиковав и опошлив «социалистическую систему», вручить в руки тех, ради чьих интересов и осуществлялась сама «революция» в России, по планам которой собственность бывшей великой державы должна принадлежать т о л ь к о агентам мирового капитала, на чьи деньги и готовился «социалистический» переворот. Стремительный вход нашей страны в «рынок» и вправду означает завершение «великой октябрьской социалистической революции», чего, в сущности, и не скрывают сами демократы.

В книге Арона Симановича (личного секретаря Григория Распутина) «Воспоминания», изданной за рубежом, имеются такие откровения:
«Лейба Давидович Троцкий, который стремился к развалу величайшей в мире державы – России, по этому поводу говорил:
– Мы должны превратить ее в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная. В буквальном смысле этого слова красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть сионизма, и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного
состояния... А пока наши юноши в кожаных куртках – сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, – о как великолепно, как восхитительно они умеют ненавидеть все русское! С каким наслаждением они физически уничтожат русскую интеллигенцию – офицеров, инженеров, священников, генералов, агрономов, академиков, писателей!..»

И после этого зарубежная и наша демократическая пресса требует «покаяния» русского народа перед... евреями! Поистине у цинизма не бывает предела.

Ну как, дорогие соотечественники, будем строить «европейский дом»? Впрочем, нас и не спрашивают – запрягают, как бессловесных волов, в жесткую упряжку и погоняют бичом приватизации, разгосударствления и мнимой капитализации страны. Почему мнимой? – наверное, уже и так ясно. «Рынку» нужны не мы, а наши богатства. И если кому-то из нас дадут хоть чуть-чуть разбогатеть, то это только для того, чтобы заткнуть глотки остальным – обобранным миллионам.

Не было на свете идеальных систем существования человеческого общества. Их в принципе не может быть – идеальных, потому что нормальное человеческое существование зависит не от государственного строя. Но и безнадежными все имевшиеся в истории общественные формации тоже называть нельзя. Хоть феодализм, хоть капитализм, хоть бы тот же социализм. Все зависит от единственного условия: работает ли данная форма общественных отношений на благо с в о е г о народа? Жить можно и очень неплохо и при социализме (чем плох принцип социализма?), лишь бы только данная система во всех отношениях работала на СОБСТВЕННЫЙ народ, на интересы с в о е г о государства, а не на заморского дядю. Наша беда заключалась в обратном: «модель» того «социализма», при которой мы, бедствуя, еле сводили концы с концами, силами «пятой (агентурно-демократической) колонны» и антирусской партийной «команды» действовала на потребу чужих, чаще всего враждебных нам интересов. Пора наконец понять: мы жили не при социализме, а с трудом держались за жизнь в оккупированной стране, предназначенной для грабежа в пользу других государств с помощью хитрой «командной» системы, лицемерно названной «социализмом». Нет, не «рынок» нас спасет, так как капитализация страны – это только смена вывески на той же самой системе ограбления по-прежнему оккупированной страны. С чего начался для нас этот «рынок»? С пятикратного, для многих убийственного повышения цен на все (в том числе и детские) товары, продукты питания и услуги, плюс к тому – президентский налог.

Эх, посмотрели бы на нас предки! «Так вам, дуракам, и надо», – наверняка сказали бы они. Ведь мы теперь уже с а м и и без принуждения суем в петлю голову, голосуя на всевозможных выборах за демократов, за их оккупационную власть. Мы сами требуем поставить над собой новых «урядников» мирового капитала: мэра Москвы и президента России! (Подразумеваю здесь Попова и Ельцина.) Конечно, агентурную власть надо обновлять – она имеет свойство прокалываться, засвечиваться, пробалтываться... Горбачев уж слишком разоткровенничался насчет «европейского дома» (ну сколько ж можно об этом твердить! Тут и ребенок поймет!). Вершителям европейской политики, видимо, пришла пора его отодвигать, настало время выставить вперед якобы «радетеля России», который, на каждом шагу заявляя о ее «суверенитете», станет отдавать Западу уже не просто сырье, а наделенные им территории... Отдавать вместе с неприхотливой, голодной и ради «импорта» готовой на все тягловой рабочей силой. Недаром же шахтеры Кузбасса сами запросились и пришли «под юрисдикцию Ельцина». «Юрисдикция России» – пустые слова, фикция. Шахтеры, наверное, понимают, что ограбленная Россия им ничем помочь не способна. Но они верят и надеются, что поможет им непосредственно Ельцин и его «команда», куда уже успели перепрыгнуть бывшие «референты» и «советники» Горбачева... И потечет добываемый ими уголек утроенным потоком все в ту же ненасытную утробу!

В связи с российскими бедами кое-кому показались весьма обнадеживающими и даже достойными практического применения предложения Александра Солженицына, изложенные в работе «Как нам обустроить Россию?». Однако меня чтение этой брошюры повергло в уныние. Поначалу непросто было сообразить, чего в его «размышлениях» больше: искреннего непонимания того положения, в каком мы находимся, или же – притворства, «прикидывания» этаким радетельным «мудрецом»? Нынче – уже ни на минуту не сомневаюсь: притворяется знаменитый писатель.

Так и подмывает к нему обратиться: ах, Александр Исаевич, что же это вы вдруг «разучились» здраво и логически мыслить? Там, где у вас идет речь о России 1914–1917 годов, вы прямо-таки провидец. А вот относительно нынешних дней своей Родины – отчего-то перестали всё видеть и понимать. В «Красном колесе» вы очень точно подметили, на чьи деньги и какими силами разрушалась государственная машина дореволюционной России, а тут вдруг вас «заклинило», ну просто наив какой-то, не видите, точнее, не желаете видеть ни тех же сил, ни той же финансовой удавки... С чего бы это? А не потому ли, что ваши миллионы, лежащие в швейцарских банках, как часть мирового сионистского капитала так же работают на развал и закабаление нынешнего СССР? Не потому ли, что любые ваши правдивые слова о подлинном происхождении и грабительской сущности этого «капитала» могут самым непредсказуемым образом обернуться против вас и ваших миллионов... (Вспомним историю с Генри Фордом.) Вот вы и рассказываете нам сказочки про «обустройство» России с помощью организации... земств. Как будто у руководства земствами встанет не та же самая «агентура» преступной международной мафии, что легко пролезает в теперешние Советы всех уровней... Да-да, Александр Исаевич, я имею в виду с и о н и з а ц и ю нашей страны снизу доверху, прежде – негласную, ныне – легализованную, открытую, вместе с «рынком» внедрившуюся в официальную государственную политику СССР и России. Об этой проблеме вы в своей работе не обмолвились ни словом, как будто и не существует ее для нас вовсе – этой проблемы. Раньше, согласно вашим книгам («Красное колесо», «Архипелаг ГУЛАГ») – существовала, а теперь вдруг – исчезла, как в воду канула, несмотря даже на официально разрешенные съезды Всемирной сионистской организации, проходившие в Киеве и в Москве.

Александр Исаевич, все ваши «добрые пожелания» и «деловые предложения» по налаживанию нашей «необустроенной» жизни с умыслом рассчитаны как на интеллигентных простаков, так и на составляющую большинство оболваненную, ничего не понимающую людскую массу, готовую бежать в любую сторону, куда ее поманят запахом хоть бы и несъедобной колбасы. Ничего хорошего из предлагаемого вами «обустройства» не выйдет, пока «обустройщиками» будут известные «советники» наших президентов, пока страной управляет «демократическая команда», а точнее – мафиозная банда, подчиненная «европейскому дому» и мировому кагалу.

Для того, чтобы в самом деле обустроить Россию, ни в коем случае нельзя присоединяться к «мировому рынку». Более того, надлежит в первую очередь законодательно запретить л ю б у ю финансовую деятельность этого «капитала» на нашей территории. Надо срочно прекратить демократическую антигосударственную пропаганду. Строжайше пресечь любую сионистскую (а по сути – подрывную) деятельность. Перекрыть все каналы утечки сырья за границу до тех пор, пока Россия действительно не будет обустроена, а лучше и точнее сказать – восстановлена после более чем семидесятилетнего изничтожения и умерщвления. И только после этого – подумать: кому, что и за сколько продавать. И не по кагально-мировым ценам, а так, как это станет нужно и выгодно нам. Мы сами – целый мир, союз народов и государств, у нас есть всё для прекрасной, налаженной и полноценной жизни, чтобы обходиться без валюты и без импорта, чтобы наш собственный рубль стал главной в мире валютой. И чтобы нам никто не мешал, армия обязана защитить страну не только от внешних врагов, но и от внутренних. Вот тогда и посмотрим, кого понадобится обустраивать...

В заключение хочу обратиться к русскому растерявшемуся населению: нас загоняют не в капитализм (с чего бы это вдруг А.Яковлеву с Абалкиным обеспокоиться нашим нищенским существованием?), нас гонят в новое рабство, еще более безжалостное, ничем не прикрытое, которое в ближайшее время мы обязаны будем признать как должное и смириться со своей судьбой. России в планах «европейского дома» быть не должно, а понятие «русские» планируется сделать синонимом рабочего скота, быдла, недостойного «высокородного» звания «европеец». Это их планы. Но суждено ли им осуществиться – зависит пока еще от НАС.

«Русский Вестник», 1991, №18.
«Молодая гвардия», 1991, №8.


© Copyright: Валерий Хатюшин, 2009
Свидетельство о публикации №209071800944

Публицист.ru - Александр Жилин. Святой и голозадый наш народ!

https://publizist.ru/blogs/110832/21794/-

Это стихотворение написала медсестра Лотошинской ЦРБ. Она его в одноклассниках разместила, ее заблокировали. Потом еще раз разместила, кто-то поделился, кто-то скопировал. Так и пошло....

Я камень в ваш бросаю огород,
В красивых галстуках тупые остолопы!
За что вы так не любите народ,
Кормящий ваши праведные жопы?

Я кто? Я рядовая медсестра.
Живу, кормлю детей на 10.300.
И нет уже надежды на Христа.
Все чаще вспоминаю коммунистов…

Учитель, врач – там гордость и почет…
Передовик завода – честь и слава.
И на курорт целебный каждый год
Страна своих рабочих посылала.

А я сижу и плачу. Как мне жить?
Я не лентяй, я – гражданин России!
Учу детей я Родину любить,
Но вот за что – им объяснить не в силах…

До пенсии отец мой не дожил…
Кормил семью, не выдержал нагрузки…
И в пенсионный фонд всегда платил!
Где его деньги? Детям? Хрен те, русский!

А мама, два инфаркта пережив,
Детей учила нашей, русской речи,
В итоге кукиш с маслом получив…
За что нас государство так калечит?

Святой и голозадый наш народ
Сдает копейки детям на спасенье,
А батюшка на джипе мимо жмет,
Желая всем вселенского терпенья.

Дочурка хочет петь и танцевать,
Учиться в школе на одни пятерки…
Но что ей мама-медик может дать?
Раз в месяц мясо… Как же это горько!

Могучая, великая страна,
Ты – непоколебимая держава…
Так что же ты не ценишь ни хрена
Простых людей, твою создавших славу?
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/110832/21794/-

Честь или медали, которые заберут через три года?

http://www.liveinternet.ru/users/tina_hat/post426199673/

Россия всегда была сильна своим духом, сплоченностью народа и особым отношением к своей Родине! Наши люди могли побеждать врага, не имея достаточного вооружения, обмундирования, при 40-х морозах, без нормальной еды. Сейчас нашу страну, обвиняя в разных грехах, пытаются разобщить и ослабить. Именно для этого придумана эта "антидопинговая возня", чтобы в очередной раз заставить нашу страну извиняться и каяться, да ещё отказаться от ЧЕСТИ выступать за свою страну. Нашлись даже так называемые "представители от политики, спорта и бомонда", которые советуют ехать и побеждать под нейтральным флагом. Главное для них - побеждать, а не отстаивать ЧЕСТЬ СТРАНЫ. Дальше уже отказываться будет больше не от чего!

Можете закидать меня камнями...

http://www.liveinternet.ru/users/tina_hat/post417615283/

Давно не смотрела Малахова - надоел идиотизм переучившегося в москвича ведущего! А, Э, БЕ, МЕ... Разговаривал раньше нормально, но сейчас нужно иметь терпение, чтобы слушать это мычание!
То наркоманы, то гламурные девицы, то скандалы! Достали уже! И каждый раз - просите прощения! Просите и воздастся! У вас даже прощения не попросили?

А теперь к главной теме вчерашней передачи!

17 июня в социальной сети Facebook была опубликована запись, автор которой просила помочь 28-летней астраханке Ирине Васильевой, страдающей редким заболеванием крови (пароксизмальной ночной гемоглобинурией). Как утверждала автор, в начале этого года региональный Минздрав предложил девушке дорогостоящее лекарство, однако уже в марте ведомство заявило, что больше не в состоянии оплачивать его.
«Отмена препарата грозит смертельной опасностью. Близкие и друзья девушки бьют тревогу. Ни благотворительные концерты, ни сборы денег в данной ситуации, увы, не помогут. Слишком велика цена препарата – 2,5 млн рублей в месяц», – написала автор обращения.
В связи с этим она призвала астраханские СМИ «проявить свою гражданскую позицию, предать ситуацию огласке», чтобы привлечь внимание Минздрава.
На запись обратила внимание сотрудница пресс-службы ведомства Анна Любезнова и написала комментарий: «Тратить такие деньги на одного человека, когда в Астрахани столько семей нуждаются в элементарном жилье! За 30 млн 12 семей можно обеспечить по квартире. А люди платят по 25 лет такую ипотеку и детей рожают, налоги платят. И ни на что не жалуются».
Инцидент получил широкую огласку не только в региональных, но и в федеральных СМИ, а в астраханском Минздраве отреагировали на сложившуюся ситуацию увольнением Любезновой.
Подробнее: https://www.vademec.ru/news/2017/06/26/uvolennaya-...go-minzdrava-obratitsya-v-sud/

Повторяться не будем! Всё уже обсудили! Девушке, которой региональный Минздрав сначала предложил лекарство, затем отказал оплачивать (интересно, по какой причине?), сейчас помогут. Общественный резонанс - и всё такое!

А за что уволили Аню Любезнову? За что накинулись на молодую девушку? За что обвинили в жестокосердии? Это наша реальная жизнь, и уж поверьте мне, давно живущей, так, как Аня, думают многие. Не желала Аня зла заболевшей девушке! Проблема в другом! Региональное ведомство взяло на себя ответственность лечить, так и лечите - в обязательном порядке! Почему проблемы приобретения дорогих лекарств для больных людей должны лечь на плечи далеко не богато живущих россиян?

Я стараюсь ТВ не включать, потому что тоже начну себя чувствовать жестокой! Какой канал не включи - нужны деньги на лечение ребенка! У знакомого болен ребенок - собираем всем коллективом на лечение! - и они с женой и ребенком едут на лечение в Италию. Лечить бесполезно! Можно только поддержать хоть как-то, чтобы ребенок не мучился. У мужа на работе собирают на лечение для дочки коллеги - она свозила девочку в Китай, в Москву. Бесполезно! Ничего не помогает! Мучения девочки продолжаются!
А если еще отправить на неделе пару-тройку смс на лечение, то и мне уже жить будет не на что!

Вся моя жизнь была перевёрнута с ног на голову больной матерью, которая манипулировала моим отцом, братом, мной, всеми родственниками из-за своей болезни! Сдохну - все виноваты будете! Двадцать лет назад не стало отца! Спился брат! А моя мать жива, несмотря на перелом шейки бедра 3,5 года назад. И даже ходит по квартире. И по-прежнему всем мозг выносит! К ней перестали ходить соседи, подруги. Сначала одна умерла, потом другая, третья обиделась. Не ходит к ней и ближайший друг - болеет! Внуков она видеть не хочет, эти внуки отравить ее хотят! Молоко принесла дочь - она всем сказала (и соцслужбе в том числе), что дочь ее хотела отравить.
И это не бред старой женщины - ТАКОЙ ОНА БЫЛА ВСЕГДА!
Когда в молодом еще возрасте у нее появились первые проблемы в семье - муж загулял налево, она перепсиховала, у неё поднялось давление. Муж испугался! Она это заметила! И началось!
Всё вертелось вокруг её задницы!
А уж фармацевтическим компаниям прибыль была просто нереальная!
Если в прошлом веке это была пара таблеток, то сейчас это целая коробка разных упаковок. Её друг даже как-то сказал: - "Я подниму тебя!" - и принес кучу БАДов какой-то новомодной компании здоровья, в которой решил зарабатывать на пенсии.

Больное общество или общество больных людей гораздо более ценно для нашего государства! Зачем сейчас ребенку спортом заниматься, если он не станет футболистом, пешком зарабатывающим миллионы? Да лучше пусть загнутся и дети, и взрослые за компьютером, брызгая злобой на беззащитную девушку, сказавшую то, о чем думают многие!
Одной заболевшей девушке помогут, но какой ценой? Ценой здоровья всей семьи другой девушки?
Зато принимавшие в этой гнилой передаче люди чувствовали себя чуть ли не святыми - просите прощения и всё тут!
Стыд и позор всем всем этим мерзопакостным шоу, заполонившим наше телевидение!

Так было изнасилование или нет?

http://www.liveinternet.ru/users/tina_hat/post409752676/

Об изнасиловании 16-летней девушки много написано. А у меня, как всегда, одни вопросы.
Но оставим вопросы в стороне и вспомним свою лихую юность.
Юными мы были в прошлом веке, и, несмотря ни на что, секс у нас был.
Мы тоже часто собирались в компании, пили и вино, и водку, и домашнее пойло из бутылей с перчаткой (может, кто помнит?).
В один из дней мы, как обычно, собрались своей компанией, а к нам вдруг подъехала милицейская машина. Вышедший из неё мужчина спросил ... Шурика (он назвал имя и фамилию). Наш Шурик был чуть ли не точной копией Александра Демьяненко в роли Шурика из "Кавказской пленницы" - такой же светленький, в роговых очках, спокойный и добрый, поэтому то, что им интересуется милиция,  для нас стало полной неожиданностью. Но когда нам стало известно, в чем его обвиняют, то тут мы просто оцепенели поначалу. Когда пришли в себя, нашего Шурика уже не было среди нас - его посадили в машину и увезли. Мы не могли сидеть на месте. Всей компанией пошли в отделение, благо всего две остановки идти.
Нашего товарища, которому через месяц отправляться в армию, обвинили в изнасиловании. Кого изнасиловал? Мы даже представления не имели об этом.
Но изнасилованная девушка предстала перед нами в тот же день. Никто её не знал. Но нам, юным девчонкам, кстати, бывшим на тот момент на её стороне, было интересно узнать, как наш Шурик докатился до преступления. Мы расспрашивали её подробно, но толком ничего не выяснили - надо же было щадить чувства пострадавшей. (Было это примерно так же, как на популярной передаче-сплетнице. - А вас изнасиловали? А вы знаете, что это такое? - На тот момент мы не знали...)
Нас выпроводили из отделения милиции, так как мы своими эмоциями мешали людям работать. Вечер был испорчен. Мы ни о чём не могли думать, говорить, а только строили догадки и предположения, пребывая в шоковом состоянии. Нам повезло - поздно вечером наш Шурик вернулся! Мы налетели на него с расспросами.  Нам удалось выяснить, что изнасилования не было. Девушку свозили к гинекологу - она оказалась девственницей. Мало того, что над ним сотрудники милиции потешались, так ещё и наши парни начали прикалываться, как это так получилось - изнасилование было, а она сама невинность. Сашка рассказал нам с присущей ему честностью, что эта девица пригласила его к себе, когда дома никого не было, и попыталась соблазнить его, но у них ничего не получилось (он на тот момент был влюблён в другую). Девушка обиделась и подала заявление в милицию.
Прошло недели две-три.  Мы с девчонками шли к кинотеатру, сзади к нам подбежала эта девица и начала жаловаться, что наши ребята над ней подшучивают (стебутся, как сказали бы сейчас), а у неё парень есть, и показывает на этого парня - в сторонке стоял белобрысый лох, только без очков. Она за него уже замуж собралась. Ну а что мы могли сказать, сделать? Заткнуть рты нашим ребятам или послать её подальше?
И ведь что интересно - эта история не стала уроком. Тот, кто больше всех стебался над случившимся, придя из армии, попал в похожую историю - на дне рождения выпил лишнего, а утром проснулся с неинтересной ему девицей, которой до 18-летия оставалось месяца два. Девушка была не красива, ну ладно, что в очках, так ещё и ноги кривые. Наш товарищ сопротивлялся, как мог, уже решил отсидеть в тюрьме, настолько не хотел жениться, но на него оказывал давление отец девушки и, видя, что парень ни в какую не хочет быть с его дочкой поласковее, предложил машину "Жигули" в подарок на свадьбу, ну и свадьбу за свой счёт, и деньжат на первое время. Вот так и сторговались.

Отпевание Ангары. Жертвы

Главный инвестпроект России последнего десятилетия завершается. Время подводить итоги

www.novayagazeta.ru

Тело Юлии Сизых нашли в ванной ее квартиры в Абакане утром 10 октября. 30-летняя пресс-секретарь заповедника «Хакасский» покончила с собой. 7 октября на своей страничке в Facebook она поместила годичной давности видео лодочной прогулки президента РФ в Саяно-Шушенском заповеднике, сопроводив его текстом: «Впервые за 15 лет в этот день глава государства взял выходной. Где и как он планирует его провести?» В прошлом году в день рождения Путина, напомню, возникала такая интрига — относительно местонахождения президента. Его пресс-секретарь напустил тумана: это будет в сибирской тайге, где-то в 300–400 км от ближайшего жилья. Президента ждали в Хакасии и Туве, на юге Красноярья, в заповедных местах обитания опекаемых им красивых диких кошек — ирбисов.

Связи между уходом из жизни Сизых и днем рождения президента, разумеется, нет. Никто не может знать, из-за чего молодая жизнерадостная женщина наложила на себя руки. Но свой след в ее судьбе президент оставил. Юлия оказалась в Абакане, за тысячу верст от родной Кежмы, вынужденно — после того, как Путин одобрил достройку Богучанской ГЭС и создание на ее электричестве и ресурсном потенциале региона новой промзоны. Инвестпроект «Комплексное развитие Нижнего Приангарья» стоимостью 274 млрд рублей стартовал в 2006 году со сроком окончания в 2015-м.

Лесопилка, однако, не должна останавливаться, и потому, не дожидаясь финиша, в 2012-м презентован новый этап с полутриллионным объемом инвестиций. Это уже самодеятельность края, правительством РФ документы не принимались; как бы то ни было, по размаху и деньгам проекту нет равных в новейшей истории России, сравним он разве что с БАМом.

Слова «Комплексное развитие» не имеют отношения к реальности даже в теории: программа обслуживает интересы лишь крупного бизнеса. И по факту — Китая.

Родину Юли, ангарский старожильческий анклав, зачистили санбригады из зэков. А потом затопили. Юлия, ее родители, земляки стали вынужденными переселенцами, и пытались начинать жизнь заново. Получилось не у всех. «Бросили все: дом, родные могилы. Животных пришлось умертвить», — эти рассказы Юли вспоминают ее подруги.

Власть, конечно, намучилась с переселенцами. Старухи тянули с собой коз. В типовые многоэтажки. За сотни километров. Хорошо, телят уговорили бросить. Скот забивали. Коней. И кошек с собаками. Некоторые не решались: оставляли на голодную смерть. В соседней Иркутской области депортация-лайт еще продолжается. Не так давно в поселке Тушама «в зоне берегоформирования» еще жили три семьи. Их отрезали от электричества, не подвозили воду, но на все призывы к переселению они палили из дробовиков.

В ходе «самого крупного инвестпроекта в России, поворотной точки в развитии русского капитализма» (А. Чубайс) в Красноярском крае переселили 13 тыс. человек, из них 5 тыс. — после 2006 года. Сырье для «поворотов». То была самостоятельная ветвь русских — потомки северорусских переселенцев, поморов, сохранявшие до последних времен благодаря изолированности архаичную культуру.

Ангарской широкой долины с ее островами и нижними террасами, обжитыми с XVII века кежмарями (ангарцами), первыми засельщиками Сибири, больше нет. А значит, с последними переселенными старухами окончательно исчезнет и этот особый субэтнос.

Впрочем, то оборотная сторона формулы «Россия — великая энергетическая держава». Есть же и лицевая. В конце декабря запущен последний гидроагрегат БоГЭС (первые выведены в капремонт). В сентябре завизжали лесопилки Богучанского ЛПК, в недра вгрызаются. Должны быть и те, кого покорение ангарских низовий осчастливило. Кто нашел, как говорят кежмари о радости и богатстве, «христовую жизнь».

Таковые действительно есть. «Новая» расскажет о них в следующем номере. Так будет правильней — развести победителей и поверженных. Кежмарей — тех, в ком 80% Ангары, кто крещен этой водой, — и тех, кто делает сейчас бизнес на распиле их реки и родины. Правильней, исходя не только из человеческих соображений, но и фактов: не все однозначно и с победой, и с поражением.

БоГЭС воздвигали с 1974-го по 1992-й. До готовности в 55%. Окончательный этап — с 2006-го. Советскому долгострою и частному ныне бизнесу Русала и РусГидро помогала вся страна. В ее тарифы в 90-е входили немалые траты на предотвращение разрушения плотины. А в нулевые государство взяло на себя и обустройство всей инфраструктуры проекта, подготовку ложа для затопления и прокредитовало стройку. Это случилось, когда в Красноярске сел губернаторствовать Александр Хлопонин, ныне вице-премьер РФ.

При нем в еще одном мертвом сибирском море, уже отстоявшемся, образованном Красноярской ГЭС, завелись средиземноморские яхты стоимостью по два миллиона евро, их длина соответствовала рангу особи и подтверждала ее системность. Два месяца в году они ходили над затопленными церквями и печами, которые так до скончания света и будут стоять на дне, по серой воде, среди плавающих по поверхности рыб, больных солитером. В берег было не воткнуться, москвичи пили, ели, молчали, не сходя с борта. На долгую зиму яхты поднимали в ангары; скоро там стало тесно.

Пролог к умерщвлению Кежмы выдался пышным, с похоронным хором: Чубайс привез в Красноярск труппу Мариинки. 26 апреля 2006 года она дала оперу Верди «Набукко». В антракте, когда прессе разрешили «подход», славили грандиозное будущее края. Гергиев стоял в сторонке, Чубайс изливался: «Такой колоссальный проект хотелось начать на высокой ноте. А что может быть выше, чем то, что происходит здесь сегодня, с таким накалом ассирийских страстей?» Фантазия на библейский сюжет об авторитарном вавилонском режиме, поработившем иудеев, пронизывала неподходящей аллюзией, но Чубайса, да и публику сие не смущало.

В интерпретации Гергиева и Бертмана на заднике сцены высились нефтяные вышки — маркером современных вавилонских идолищ. Однако в Красноярск их не выставили, оставив условно ближневосточные рельефы. Приятно иметь дело с воспитанными людьми: не сыплют соль на раны. Однако зияющее отсутствие вышек во время знаменитого хора пленных евреев — о страстной любви к родному краю — располагало к фантазиям: как бы смотрелась в качестве фона плотина БоГЭС? И хор уничтожаемых кежмарей?

А потом москвич Андрей Логвин устроил перформанс «Разрушение Сибири». Замешал в бетон советские монеты, другие железные артефакты прошлого, отлил буквы полутораметровой высоты — сонное, тяжелое и устойчивое слово «Сибирь». В назначенный час обрушился на него с кувалдой; ритуальным закланием открылась музейная биеннале «Чертеж Сибири» на деньги администрации края и Фонда Прохорова, одного из владельцев несметных богатств Красноярья и приятеля Хлопонина со студенчества. После трех часов уничтожения «Сибири» ручка молота сломалась.

Тем временем ангарская косная жизнь — «гений места», если угодно — противилась светлому будущему. Стройка никак не шла — пожары, падения башенных кранов… 35-летний глава совета директоров БоГЭС Дмитрий Шерварли нашел смерть на ровной дороге: его водитель зачем-то вывернул «Крузак» на встречную, грузовик смял джип как газету. А за несколько дней до этого вдруг умер гендиректор БоГЭС Борис Ефимов: 55 лет, жить бы да жить. 39-летний майор Дмитрий Мельников, и.о. начальника колонии-поселения, поставлявшей зэков жечь деревни, застрелился в своем кабинете. Под конец стройки тайга заполыхала по всей Ангаре, особенно вблизи БоГЭС, и сушь стояла невиданная, и сгорали опоры ЛЭП… Когда начали наполнять ложе, река вдруг катастрофически обмелела.

«Комплексное использование Ангары» с каскадом ГЭС, в т.ч. Богучанки, Госплан СССР одобрил в 1936-м. И кежемский угол, законсервированная частичка допетровской Руси, уже тогда начал отходить. А уж в послевоенной половине прошлого века, когда начали Ангару резать, перегораживать, топить деревни… С конца 50-х в сельсоветах чуть не самые обсуждаемые — алкоголизм и лишение родительских прав. Матёра становится лагерным краем, учреждениями МВД СССР АЛ-150 и К-100 («АнгараСпецЛес» и «КежмаСпецЛес»). И не забыть, с какой горечью Виктор Астафьев упоминал, как ангарцы, презрев весь свой извечный уклад, шли на сотрудничество с властями, сдавали беглых.Матёра, однако, кончилась не сейчас. А с бабкой Дарьей, в советские времена. Этот грех не на Хлопонине, Синюгине, Дерипаске. Хотя никто тех не заставлял мародерствовать.

Перемычки плотины БоГЭС сомкнулись еще в 1987-м, к 70-летию Октября; бригадир Андрей Платонов, спустившись с БелАЗа, перешел пешком с берега на берег. И затопления здесь ждали четверть века. А каково жить на земле, твердо зная, что скоро ее покроют воды? Жить, не веруя в конец света, а твердо зная, что вот он, видеть его наглядное приближение? Когда не пашется, когда обессмысливается любая работа по приумножению и приукрашиванию местной жизни, когда мужики — на вахтах или тенями бродят? Что они были теперь, зачем, с какой целью? Только переселенцы с затянувшимся не по их вине исходом? В чем находить причины для стойкости, для того, чтобы держаться за эту тошную жизнь, находить в ней смыслы, рожать и растить такими же стойкими детей, и предсмертный стон обращать в ухмылку?

Из того, что видел, из тех голосов, что записывал, вывод один: Матёра, образ рая земного, еще в советской стране обернулась образом ада — уже на земле. И что, бежать от такой родины? И убежать ли от нее в себе? От себя? «Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души моей»1.

Сергей Зырянов работал первым секретарем райкома комсомола в Кежме в конце 80-х, когда райцентр переносили в Кодинск. Он один из районных властей оставался, сказал: уйдет последним. Грузил вещи бабок на баржи. Сам так и не ушел, не переселился, просто сплавился на лодке до Кодинска — и улетел совсем. Он не ангарский — енисейский. До сих пор помнит: шел по Ангаре, прощаясь, и чуть в баржу не въехал — утром встал туман. Стелился над самой водой, и встанешь в лодке в рост — туман под тобой, точно в облаках плывешь.

Сам видел, как это бывает. Как небо вливается в Ангару, а река растворяется в небе: дезориентированные чайки летят по небу, а врезаются в воду и, отряхиваясь, в недоумении отступают. Рыбы видят птиц и поднимаются, любопытные и глазастые, наверх, к ним. Выпрыгивая вдруг прямо в небо, удивляются.

Зырянов: «У него все было: тайга за двором, окна на реку, «Крым»2, «Вихрь» тридцатый3, «Урал»4, тоси-боси5. Усадьба вся под навесом. Красавец-мужик, рукастый, здоровый, мы на руках с ним боролись. Двое детей. Жена-струнка. За ягодами с ними ходил, они в энцефалитках, упакованные, а я в трусах спортивных с пшикалкой от гнуса. Повесился мужик. Второй сосед — главный инженер на строительстве. Отучился в Красноярске, молодой, и на такой пост его двинули, все впереди. Тоже жена, дети. Выпивали, поссорился с товарищем. Сходил в кладовку, и из двух стволов в собеседника. Поговорили. Где он сейчас? Ну там за убийство строго не судят. Лет пять дали. Из этого треугольника я один сбежал… Жил в генеральском коттедже, мебель вся зэками сделана, да и дом наверняка. Фундамент в дырах, домина огромный, не протопить, пар изо рта, край одеяла обледенел как-то, примерз, хочу встать, и не могу. Вода коркой льда покрывалась. А выйдешь… Такая там красота, ничего подобного не видел, и такой ужас в душах. Красота спасет мир, да. Мне ж каждое утро сводку давали ознакомиться. Там топором пятерых, тут мать ребенка в печке сожгла, чтоб пить не мешал. Тут повесился, там застрелился». Из недавнего: в компании выпивали 24-летние супруги и две девушки-родственницы — 15 и 20 лет. Обвиняемая из ревности предложила супругу убить двух родственниц. Вместе они искромсали их ножами, уложили тела в автомобиль и привезли к своему дому, чтобы на следующий день их спрятать. В Тагаре ищут 9-летнего Костю Чернова: в школе на празднике «День матери» его заставляли прочесть стих о маме. А она у Кости погибла, отца лишили родительских прав, жил с дедом. И в школе об этом знали. Мальчик в слезах убежал, с 5 декабря его никто не видел.

В 1709 году от Р.Х. илимский служилый человек Микита Сизов подал челобитную, попросив семь островков на Ангаре под пашню, покосы и «дворовое селительство». Эта фамилия, позже в форме «Сизых», начинает упоминаться почти во всех селениях Кежемской волости. 50% фамилий в д. Селенгино (Аникиев остров) составили Сизых. Из обращения Ю. Сизых к Д. Медведеву, тогда президенту, опубликовано в его интернет-журнале 19 мая 2011-го: «Последний месяц в родном селе доживали в нечеловеческих условиях: при нас жгли село, отрезали свет, связь и телевизор. Около двух месяцев мы уже живем в Абакане по ул. Дружбы Народов, 52, и не имеем горячей воды, возможности смотреть телевизор, подниматься на лифте <…> Разве в развитом демократическом государстве допустимо, чтобы жители более ста квартир ежедневно не видели и не слышали политических лидеров своей страны, не знали об основных направлениях их внутренней и внешней политики? <…> С уважением, Юлия Сизых и все десять этажей нашего дома».

У них родину пустили на электричество для Дерипаски, а они о телевизоре. Это характерно: помочь «довести» подобные просьбы кежмари только ко мне за минувшее десятилетие обращались десятки раз. Все об одном: нам мало дают, дают не то и не там, не компенсируют это и то. Это говорили и здоровые мужики.

К боли привыкаешь. Перегорает. И сейчас, похоже, уже со всей Сибирью можно делать что угодно. Эта изводящую душу, калечащая ее ситуация так затянулась, что с ней почти свыклись, вероятно, поэтому столь тихо и прошло переселение. Человека сделали раненым зверем, у которого одна цель — выжить, зализать раны. А родина, дом, отчие могилы? Говорили: все бесполезно. Ну да, только ведь родину защищают не для пользы или победы, а потому что она родина. И потом. Кто в это верил, но старообрядцы отстояли свое действующее кладбище в центре Олимпийского парка в Сочи. Оно и сегодня — между главной церемониальной площадью, стадионом «Фишт», где открывали и закрывали Игры, и ледовым дворцом. Всех снесли, староверов не посмели.

На самом деле примеров, когда травинка перевешивает тонны железобетона, когда жалкие аборигены, не понимающие своего счастья, повергают Левиафана «прогресса», хватает. В самом начале 90-х американская Symskaya Exploration Inc, получив лицензию на 25 лет, начала бурить нефтяные скважины в Енисейском районе, на Сыме. Кучка коренного населения — кетов — похваталась за свои ружьишки. И все получилось. Нефтяники убрались. «Новая» в 2011-м писала, как старообрядцы и буддисты отбивали атаку за атакой «Росатома», желавшего добывать уран в Красночикойском районе Забайкалья… Раз уж вспомнил «Набукко»: пророк Иеремия призывал иудеев не к вооруженному восстанию, а всего лишь не кланяться золотым статуям Вавилона. Действительно, порой этого достаточно.

Нижней Тунгуске повезло: на ее берегах живут эвенки. Статья 10 Декларации ООН о правах коренных народов гласит, что они «не подлежат принудительному переселению со своих земель». Эвенки переселяться не хотят, потому периодически воскресаемый проект Эвенкийской (Туруханской) ГЭС имеет мало шансов. Жили бы русские, их никто б и не спросил. И ведь какая штука. По замечанию многих ученых, Кежемская волость, погружающаяся сейчас под воду, была единственным — на тысячи верст окрест — русским старожильческим анклавом, местом концентрированного проживания переселенцев-поморов. Но у них не было статуса коренного народа, а сейчас и давать некому — их разбросали по центру края и югу, в Хакасию. У китайцев, опирающихся на данные археологии и генетики, возьмись они обосновывать историческое право на Восточную Сибирь, получится это лучше, чем у русских.

Затоплены не только памятники истории, но и свидетельства исторических прав русских на Сибирь. Почему «пятой колонной» называют совсем не тех, кто задумал, санкционировал и реализовал этот проект?

Ни одного старожильческого селения Кежемского района больше нет. Нет уже так, как нет материка Ангариды, что 400 млн лет назад омывался теплым морем Тетис. Кто о нем знает, да и для чего знать. Теперь в центре России огромная черная дыра, бесконечный пробел, залипший Delete. В будущем, возможно, вахтенная и гастарбайтерско-зэковская промзона.

Ложе Богучанского водохранилища продолжает заполняться. Следующие в планах — Мотыгинская ГЭС и Нижнебогучанская, пятая и шестая на Ангаре, в самых ее низовьях, у Енисея.

У меня нет выводов и оценок. Во мне лишь боль, и у меня лишь соболезнования. Оценок не будет еще и потому, что кежмари все же сохранили в себе что-то ныне уже непостижимое, инопланетное, из глубин прежней Руси. Не мог понять, почему прощание с родиной, поминки они «празднуют», а не «отводят». В Кежме так и говорили: «праздники прощания». За десятилетия ожидания их проводили не раз. А на самой последней тризне уж столько было песен, плясок, какого-то остервенелого пиршества и дикого веселья… Потом узнал: на похоронах у кежмарей поют. Ангарские похоронные многоколенные песни — целый пласт, особая традиция, их десятки, поются в зависимости от возраста и пола умершего. Причем это было мужской традицией. После войны, оставшись без мужиков, петь начали бабы. Поют, прокладывая душе новые пути. Чтобы не боялась отлетать.